Король Лев: Круг Жизни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев: Круг Жизни » Территории прайда » Разлив реки


Разлив реки

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Река, протекающая по территориям Единого прайда, имеет разлив, образующий нечто вроде проточного озера. Этот-то разлив и является водопоем для обитателей прайда. Охота на водопое запрещена.

http://uploads.ru/i/I/E/Z/IEZVl.png

Внимание! В данный момент разлив выглядит чуть иначе:

Разлив — единственное место в прайде, где ещё осталась какая-то вода, но если в первые два месяца засухи она была более-менее чистой и её было относительно достаточно, то теперь река мутная и мелкая. Лишь благодаря слабому потоку со стороны джунглей она ещё не превратилась в застойную грязевую воду.

0

2

Разлив — единственное место в прайде, где ещё осталась какая-то вода, но если в первые два месяца засухи она была более-менее чистой и её было относительно достаточно, то теперь река мутная и мелкая. Лишь благодаря слабому потоку со стороны джунглей она ещё не превратилась в застойную грязевую воду.

0

3

Широкое поле —>
Сколько сил в этом маленьком существе, которое сейчас бежало легкой рысцой, задрав хвост и весело рассматривая все вокруг себя? Много, поверьте. Даже не смотря на то, что она еще львенок, любопытство и гордость за саму себя перебивали и усталость, и жажду, и голод. Ведь она показывает, если можно так выразиться, новому другу место, где она живет. По пути Карли объясняла Авали все, можно даже заметить, что у нее просыпается отцовский характер – он тоже жутко любил рассказывать, при этом мало слушая других, все-то, что связано с территориями ее прайда — вот эта акация — место отдыха охотниц или, по другому, наблюдательный пункт. Вот тот вот камень — метка границ. В общем, вынос мозга был жестокий, надеемся, что Авали выживет.
Оказавшись, в конце концов, у кромки воды, Амезалива медленно опустила взгляд. Увиденное ее впечатлило, правда, в отрицательную сторону. В сезон дождей всегда было много воды, так почему же сейчас ее становиться все меньше и меньше, да еще и мутная.. Бее… Однако, старшие говорили, что уж лучше пить такую воду, нежели раньше времени отправиться к Айхею. А вот Карли наоборот хотела быстрее отправиться туда, где сейчас находятся ее родители, правда, сейчас самоубийство отошло на второй план, ведь появилась такая интересная личность, как этот молодой лев.
— Ну-у.. — обреченно протянула львенка, осторожно касаясь носом холодной воды. — Обычно здесь всегда очень много воды и она чистая, но взрослые говорят, что Сезон Засухи забрал воду с собой. — наверное, этому самому Сезону Засухи пришлось отправиться в путешествие, где очень мало воды, поэтому то он и взял ее с территорий прайда, да и вообще с территорий.… Но потом придет Сезон Дождей, который заберет с собой обжигающее солнце, однако, принесет воду.  Осторожно коснувшись краем язычка кромки воды, Амезалива слабо поморщилось – ей никогда не нравился вкус воды с песком. Так противно, однако, жажда взяла свое.
Внезапно, прямо напротив головы львенка, из воды пошли какие-то пузырьки, при этом неприятно булькая, что заставило Мкиа остановиться и медленно поднять взгляд на этим самые пузырьки. Что это? Вообще откуда они взялись? Медленно, пригибая корпус к земле и не сводя глаз с этих пузырьков, львенок попятилась назад, нервно мотая хвостом из стороны в сторону. Любой бы нормальный лев, по мнению Карли, убежал бы уже давно, но любопытство… Настала тишина, заставившая Амезаливу в непонятках поднять голову и навострить ушки.
— Странно.. Авали, как думаешь, кто там? — внимательно наблюдая за тем местом, откуда были пузырьки, спросила Карли. Сделав шаг вперед, при этом немного потянув носом и пригнувшись, самочка слабо наклонила голову вбок. Вдруг прямо из того места, где только что были пузырьки, вынырнуло что-то такое.. Огромное, на несколько секунд зависнув над водой и с плюхом упав на поверхность. Это было похоже на нечто, заставившее Карли отпрыгнуть на приличное расстояние и, ощерившись и прижав уши к голове, глухо «зарычать». А вот «это» медленно поплыло в сторону берега, где только что была Рохо. Самке было страшно, вдруг «это» питается маленькими, любопытными львятами? Однако, достигнув берега, «это» остановилось и притихло.
— Вах.. — тихо выдохнула львенка, присматриваясь к контурам «этого». Солнце, по видимому, сыграло с ними злую шутку и это бревно? Возможно. Давайте подойдем поближе и узнаем? В любом случае, это точно бревно. Ведь контуры похожи… Медленно, неуверенно, но все-таки рыжая подошла к этому «бревну» и чуть коснулась лапой его холодного, мягкого (!) тела. Внезапно «бревно» издало слабый, приглушенный рык, заставивший Амезаливу отойти, а, нет, отбежать подальше и внимательно присмотреться.
Львята не знали этого, но «бревном» являлся молодой крокодил, не переживший засухи. Ему осталось совсем немного, и все, на что он способен, не познав всех радостей жизни, так это глухо рычать, пытаясь хоть как-то выбраться из этой трясины, которая все равно утянет его к себе в жуткие, холодные лапы и тогда заснет эта рептилия вечным сном, убаюканная колыбелью смерти.

0

4

Авали еле-еле поспевал за Карли, что уж говорить о том, что одиночка не слушал свою подругу.
За те несколько часов, что они провели вместе, львята сдружились. Хотя, что такое дружба для львят? В большинстве случаев она заключается лишь в диалоге «Привет! Давай дружить?» — «А давай! Мне зовут львёнок А, а тебя?» — «А меня львёнок Б!». Вот и весь секрет в дружбе львят. И пусть это происходит так легко, зачастую дружба эта остаётся на года, а порой и перерастает в нечто большее.
Но вернёмся к нашим баранам, а если быть точнее, — к нашим малышам. Авали не ел ничего уже второй день, и потому, как уже упоминалось выше, он еле-еле поспевал за своей подругой и большую часть её слов пропустил мимо ушей (хотя что-то, да осталось в его голове — например, тот камень, служившей границей). Краем глаза одиночка видел, что солнце уже начинает заходить, и потому немного растерялся. Он не хотел уходить от Карли, возвращаться домой, к родителям, но там его ждала сытная свежепойманная тушка зебры или антилопы, а здесь, на водопое прайда, лишь грязная, мутная и вонючая вода, которая больше напоминала жидкую грязь.
Но жажда была столь велика, что малыш прыжками помчался к воде и тут же жадно принялся лакать эту мутную, солоноватую на вкус жижу. Что ж, по крайней мере, это лучше, чем ничего...
А ты почему не пьёшь? — спросил он у Карли, лишь на миг оторвавшись от «воды», но та как раз в этот момент начала утолять жажду, так что львёнок, успокоившись, что подруга тоже удовлетворяет потребность в воде, продолжил пить.
Странно... Авали, как думаешь, кто там? — оторвавшись, наконец, от своего занятия полностью, — к этому времени малыш как раз утолил жажду, — он посмотрел туда же, куда и Карли. Прямо посередине почти пересохшей реки пузырьки воздуха лопались на поверхности грязной воды.
А, это рыбы. Брось, неужели ты их никогда не видела? — для Авали незнание Карли о рыбах было таким же, как для неё незнание одиночки королей. Малыш пошёл было смело впереди своей новой подруги, втайне надеясь поймать для неё большую рыбину, но вдруг эта «рыба» вынырнула из воды, а затем снова скрылась в ней. Всё произошло так быстро, что Авали не успел даже отреагировать, и потому остался стоять на берегу. Впрочем, вскоре на поверхность выплыло какое-то бревно, прямо под лапами малыша.
Подойдя ближе, Карли коснулась этого нечто, а оно в ответ издало низкое рычание, от которого шерсть Авали встала дыбом, и он на всякий случае отошёл на несколько шагов назад.
Карли, ты знаешь, что это? — голос львёнка непроизвольно звучал испуганно. Ну да, малыш обещал прайдовской защищать её во всех ситуациях, но тогда он не думал, что увидит такое. Бахвальство — ещё одна проблема маленьких глупых львят. — Как ты думаешь, оно кусается?
Страх немного отступил, и одиночка, с любопытством чуть наклонив голову вбок, сделал пару шагов вперёд, однако, так и не рискнул подойти ближе.
Может, ты на всякий случай отойдёшь от него?

+1

5

Внутри поселилось такое странное чувство.. Даже сама самочка не сможет вам их объяснить. Она чувствовала смесь любопытства, печали и какой-то настороженности. А так же – приличная доля отчаяния. Львенок не понимала, что вообще сейчас твориться внутри нее, поэтому стояла в позе «охотника». Вытянувшись, она согнула правую переднюю лапку к груди, сама чуть подалась вперед и насторожилась. Только слегка поддергивающийся кончик хвоста выдавал ее волнение.
— Т-с-с.. — тихо прошептала Амезалива, чуть прижав уши к голове и сделав шаг в сторону лежащего существа. От него воняло.. Воняло смесью пресной тухлой воды и чего-то еще. Чего-то неизбежного и печального. Это черное существо издавало глухие звуки, но не угрозы, нет.. Опять та же неизбежность. Оно пыталось двигаться, но даже это было больше невозможно. Слишком обезвоженное тело, похожее уже на какое-то старое, потрескавшееся бревно. Кое-где была запекшаяся кровь, ее гнилой запах, заставлявший носик малышки недовольно морщиться. — Мне кажется, что это.. Это.. Добыча гиены? — вполне возможно, ведь раз гиены – это злые львы и львицы, то и еда их должна была быть такой же злой и протухшей, как их души. 
Сколько раз в жизни, существу может везти, часто ли фортуна и судьба благоволят четвероногим существам? Никто не знает, но все надеются, что так будет продолжаться вечно. Это - то же самое, что считать жизни кошек, бесполезно и неинтересно. Всё больше создаётся впечатление, будто живые совсем вымерли, раньше саванна и близкие к ней земли буквально кишили ими, теперь изредка можно встретить одинокого, заблудшего живого, чей путь давно потерял свой смысл и свою цель, а дальнейшее движение осуществляется на почве безусловных рефлексов. Ведь по настоящему живых душ совсем не осталось.. За эту жизнь каждый старается хоть что-то сделать, к примеру, главенство в прайде занять, семью создать, убить кого-нибудь или вызвать нервный срыв... всё равно, главное - запомнится и не уйти в тот мир никому не известным анонимом. Можно долго думать о жизни и смерти, говорить о них, писать или рисовать, однако результат будет тем же - дурное настроение, не выспавшийся организм и какое-нибудь душевное расстройство, а самое страшное... потеря стимула или вдохновения.
Медленно сделав несколько шагов назад от этого прогнивающего существа, Карли глянула на горизонт.. Светало. Рождается солнышко, а к вечеру умрет. Да, так было и будет всегда.
— Интересно, когда солнца закончатся? — и действительно, не могут же они постоянно рождаться и постоянно умирать. Когда-нибудь, да это должно будет закончиться. Хотя, для каждого существа будет последнее солнце в его последний день. После, янтарные глаза, наполненные тем самым солнечным светом и каким-то своим превосходством, посмотрели на обреченно рычащее существо.. Даже его глаза, которые только что заметила рыжая, были наполнены жуткой болью и печалью. Он смотрел на небо.. Точнее пытался смотреть, насколько это позволяло его тело.
— Авали, — львенок медленно перевела взгляд на молодого самца, которого, неожиданно для самой себя, стала считать ближе. Стали ли они друзьями? Вообще сердца маленького ребенка легко завоевать, главное показать свою дружелюбность. — Давай побудем тут, пока он не закроет глаза? — что-то ей подсказывало, что стоит посидеть с этим бревном до тех пор, пока бездонные глаза не закроет прозрачная пленка.. Просто подождать.

+1

6

Ночь пролетела незаметно. А он хотел сегодня поспать с родителями... Ха, как же! Не то, чтобы он скучал по ним и хотел вернуться домой (конечно, подобное было где-то глубоко в душе львёнка, но он не осознавал это), но желание выспаться и голодный желудок давали о себе знать. Но Карли, похоже, не собиралась уходить из этого места, а бросать её одну с этим не то бревном, не то ещё чем-то... Нет, он пообещал юной самке беречь её от всяких опасностей.
Широкий зевок вырвался из пасти львёнка — он с трудом сдерживал желание выспаться, глаза всё больше слипались. Правда, какая-то часть любопытства Карли передалась и Авали. Именно эта часть и помогала ему ещё стоять на лапах.
Гиены? — один раз малыш видел гиену. Она была до жути противной, а мама рассказывала, что они едят то, чего не доедают львы. — Даже не знаю... Оно ведь ещё живое, а гиены едят только мёртвое. Так что не думаю...
Очередной глухой рык неизвестного существа заставил одиночку чуть вздрогнуть от неожиданности и на пару секунд прогнать сон. Но вскоре Авали успокоился, и всё вернулось на круги своя.
Не зна-а-аю, — сонно проговорил львёнок, отвечая на вопрос Амезаливы про солнце. Он был ещё слишком мал, чтобы понимать, что такое риторические вопросы. — Скорее я закрою глаза, чем он, — эти слова Авали сказал очень тихо, в полусне, так что Карли навряд ли их услышала. Хотя кто знает, какой у этой самки слух.
Львёнок от усталости прилёг на землю и прижался к своей собеседнице. Вокруг было тепло. При каждом вдохе воздух больше не обжигал горло, но замёрзнуть в такое утро было невозможно. И всё же это тепло было каким-то... жёстким. А вот тепло, исходившее от Карли...
Шерсть львёнка была короткой и мягкой, так что Авали, уже закрывший глаза, представил на месте Карли маму, — та была такой же тёплой и мягкой, — но одиночка всё-таки чувствовал, что это не мать. Так почему же ему так хорошо с этой юной самкой? У Авали были друзья, и их было достаточно, но только сейчас малыш понял, что они отличаются от Карли. С ней он чувствовал некую духовную близость. Зная самку не больше дня, Авали понимал, что, поведай он ей свои самые сокровенные тайны, она никому его не выдаст. И никогда не предаст.
Усталость и разморяющее тепло сделали своё дело, и, с такими приятными мыслями в голове, малыш вскоре уснул. Он прижимался к Карли, и его бока вздымались спокойно и равномерно. Слишком много нового он узнал за этот день. Пришла пора отдохнуть и набраться сил.

0


Вы здесь » Король Лев: Круг Жизни » Территории прайда » Разлив реки